Просмотров: 3 257

Букейханов Алихан Нурмухамедович. Биография

121Букейханов Алихан Нурмухамедович — 1870-1937 гг. Родился 5 марта 1870 г. в семье не богатого, но сохранявшего все атрибуты высшего сословия казахского общества Букейханова Нурмухамеда, в ауле номер семь Токрауынской волости Каркаралинского уезда Семипалатинской области. Сам Нурмухамед принадлежал к знатному султанскому роду Бокей. Данная принадлежность к знатному роду станет со временем объектом анализа со стороны юного Алихана. Когда сыну исполнилось семь лет, отец определил Алихана в медресе муллы Зарифа в Каркаралинске. Но это учебно-духовное заведение давало скромные знания общекультурного плана и по истечении двух лет султан посылает Алихана сначала в трехклассную русско-казахскую школу в уездном центре, и затем в Каркаралинское городское (реальное) училище. Достигнув 16 лет, Алихан едет в столицу степного края Омск, где его зачислили в Омское техническое училище, готовившее кадры среднего звена для сибирской железной дороги. По современным меркам, это полновесный колледж. Там он провел четыре года. Свою первую ценностную установку Алихан Букейханов получает в учреждении духовной культуры. Но казахское общество, являвшееся частью российского, менялось под давлением индустриальной эпохи, и отец последовательно заставляет сына приобретать знания, нужные для жизни.
Там, в Омске, учащийся третьего курса Букейханов начал сотрудничать с редколлегией особого приложения к Акмолинским областным ведомостям. Оно, по сути, выполняло функции казахского отдела редакции. Первые публикации в газете («Мулла в К-ском уезде», «Сын степей», «Ценный вклад старины») были посвящены проблемам духовной и управленческой элиты аула, казахской поэзии и литературы. В письме в редакцию («Мулла в К-ском уезде») 19-летний юноша ставит вопрос о качестве общего и духовного образования у тех, кто занял место религиозного гуру. Кое-кто, едва прочитав «Коран», подчеркивает Алихан, начинает воображать себя муллой, а необразованное общество с ним соглашается, хотя нередко этот «мулла не умеет писать, а если пишет, то на позор грамматике». И какой пример людям может дать такой духовник, спрашивает юный аналитик.
Две статьи Алихан Букейханов посвятил проблеме волостных управителей. Собственно, этим он поднял вопрос о качестве местной казахской администрации.4 За год, по подсчетам историка Сеитова, в газете было опубликовано девять статей А.Н.Букейханова, Конечно, можно истолковать их по-разному, если вникнуть в смысл материала, но, по нашему мнению, это была несомненная дань отчизне со стороны начинающего писателя. В тех же «Приложениях» к «Акмолинским областным Ведомостям» Алихан попробовал себя и как знающий экономист-социолог, поместив привлекший внимание общественности материал о состоянии и перспективах земледелия в ряде волостей Каркаралинского уезда. Пожалуй, данный материал во многом повлиял на дальнейший выбор и судьбу Алихана Букейханова. Учитывая отличные успехи своего воспитанника, директор Омского технического училища 28 апреля 1890 г. уведомил начальника Каркаралинского уезда о том, что сын султана Букейханова заканчивает учебу и получит звание техника. По итогам успеваемости он рекомендовал его для зачисления в Петербургский императорский Лесной институт.
Это высшее учебное заведение основали накануне Отечественной войны 1812 г., и оно относилось к числу престижных. Ректором был известный ученый, доктор биологических наук, профессор И.П.Бородин. Сам профиль вуза, далеко не гуманитарный, невольно делал его центром, где набирались знаний те, кому предстояло перестраивать Россию в индустриальную державу. Но прежде надо было понять, что такое эта быстро меняющаяся Россия. Исследованию особенностей страны были посвящены специальные научные экспедиции. Если о центральных губерниях государства Академия наук России накопила необходимый для анализа и обобщения материал, то восточная его часть, в том числе Сибирь и Центральная Азия, во многом оставались «белым пятном», и задача его изучения становилась важнейшей. Так постепенно формируется замысел проекта под названием «Азиатская Россия», в разработке которого (веяния этого фактора нашли отражение в ряде работ данного проекта, в статьях XVIII тома, посвященного Казахстану) особенно активное участие принял Алихан Букейханов, закончивший в 1894 г. Лесной институт с дипломом «ученый-лесовод». В Омск он возвращался не только как высокообразованный специалист, но и как личность, в полной мере познавшая те веяния, что пронизывали атмосферу жизни и быта столицы Российской империи. Студенческая среда Петербурга тех лет жила под впечатлением острого противоборства идейных течений: западничества, славянофильства, народовольчества, различных проявлений марксизма и либеральной демократии, а также консервативных взглядов. Все это усиливалось впечатлениями от лекций, бесед, дискуссий с участием таких фигур, как сверстник Петр Струве, ученый Туган-Барановский, журналист Константин Арсеньсв , писатель Константин Леонтьев, убежденный проповедник византизма и союза России с народами Востока.
Конечно, Алихан Букейханов, как и большая часть творчески активного студенчества, был вовлечен в разного рода кружки. Одним из них являлось литературное сообщество «Зарзаман» («Время горестей»), в котором сотрудничали студенты тюркских национальностей, позднее составившие актив мусульманской фракции I и II Государственной Думы и национальных партий Татарии, Башкирии, Северного Кавказа. Идейная атмосфера российской столицы не отвлекла А. Букейханова от контакта с людьми науки. Именно в Петербурге Алихан Нурмухамедович знакомится с теми, кто разрабатывал проект «Азиатская Россия». Еще на третьем курсе он установил контакт с сотрудниками Российского императорского географического общества, членами комиссий по обследованию районов Сибири и Степного края. По окончании Лесного института Алихан Букейханов был приглашен в качестве статистика в состав научно-исследовательской экспедиции для изучения экономического положения сельского хозяйства Ялуторовского уезда Тобольской губернии.12 Но пока неспешно крутилась машина канцелярских согласований, А.Букейханов начал вместе с другими выпускниками Лесного института Н.Грибановым и Н.Лоскутовым работать с конца 1894 г. в редколлегии газеты «Степной край». Одновременно Алихан Нурмухамедович ведет курс математики в Омском Лесном училище.
Перевод Лесного училища в Кокчетав в 1895 г. привел к перемене специализации. А.Букейханов идет на государственную службу: становится простым чиновником местного переселенческого управления. Это позволило ему потом войти в состав правления Омского отдела Московского общества сельского хозяйства и стать своим для участников земского движения Западной Сибири. Питерские контакты и старые омские связи, а также научные интересы привели его к активному сотрудничеству в научных экспедициях Западно-Сибирского отдела Русского императорского географического общества, членом которого он становится и остается на протяжении 10 лет (с 1895 по 1905 гг.) пока его не поглотила без остатка, политика. Разносторонность интересов дипломированного специалиста вроде бы узкой и специфичной направленности отражала особенности и противоречия времени. Омск — бурно растущий город на юге необозримой сибирской тайги, а также западные ворота просторов Сибири. Но это одновременно и административный центр огромного Степного края. Вместе с тем Омск весьма стремительно наращивал свои производственные и финансово-экономические мускулы. И при этом все больше становился средоточием культурной жизни Западной Сибири и значительной части казахской степи. Ведь Омск — город, где жили и творили знаменитый русский металлург П.П.Аносов, исследователь Сибири И.Д.Черский, выдающийся казахский ученый Ч.Ч.Валиханов, писатели Ф.М.Достоевский и В.Иванов, талантливый композитор В.Я.Шебалин. Мы уже не говорим о том, что в городе находились штаб Омского военного округа и ставка атамана Сибирского казачьего войска. И, как противовес всему, именно там, в среде интеллигенции и верхних слоев пролетариата первого поколения, было немало тех, кто составлял оппозицию правящему режиму. Российская действительность того и предшествующего периодов превратила Омск в своеобразный узел противоречий. Там стремительно развивалась промышленность, быстро формировались финансово-банковский сектор экономики и система связи, создавались акционерные и кооперативные общества и, как выражение потребностей многоликого социума, появлялись газеты и журналы разных направлений. А противоречия были связаны с несоответствиями политического строя, его системы власти и управления требованиям времени. Поясним нашу мысль.
Новое индустриальное общество делало главными фигурами времени предпринимателей, ученых, представителей технической интеллигенции, образованных рабочих. А в России главными оставались царь и его окружение, дворянство, духовенство, многочисленное чиновничество и их социальная опора -казачество. Назревал разлом, который втягивал в бездну потрясений многих, и в первую очередь интеллигенцию как слой, где были сосредоточены интеллектуалы фактически всего общества и где понимание несоответствия системы и духа времени проявлялось с особой силой. Ход жизни включал в эти процессы и казахское население, в том числе и первые группы нарождавшейся национальной интеллигенции. Видимо уже тогда молодой ученый-лесовод ставил перед собой определенные вопросы. Возможно ли воссоздание территориальной целостности Казахстана? Что необходимо сделать для этого? Где рычаг политического, экономического, социального, культурного и духовного возрождения казахского этноса? Напомним о том, что казахская территория и сформировавший ее’ этнос были разделены между тремя генерал-губернаторствами и астраханской губернией, а регион Мангышлака был зоной Кавказского военного округа. По сути, надо было на базе национальной идеи дать обществу импульс осознания начать борьбу за возрождение страны и ее народа. А одновременно требовалось в интересах этноса если не прервать, то хотя бы замедлить реализацию властью политики крестьянской колонизации, которая лишала этнос рожденного всей его историей главного источника жизни — земли. И аграрный вопрос приобретал исключительную значимость для будущего казахского кочевого и полукочевого аула. А ведь в одном лишь Петропавловском уезде за 1890-1899 гг. были основаны 43 села. Ещё до поездки в Петербург молодой Алихан убедился в том, что Омск был городом огромного культурного наследия. Там получил свою путевку в науку Чокан Валиханов, на которого колоссальное впечатление произвели встречи с Ф.М, Достоевским. В Омске в ходу были идеи выдающегося географа, этнографа, историка, социолога Г.Н.Потанина о сибирском областничестве. Омск — родина не менее знаменитого сибиряка Н.М.Ядринцева, страстного проповедника образования. Николай Михайлович писал: «Никакая реформа немыслима в стране, ежели не будет в ней деятелей, способствующих ей… Ни политическое, ни экономическое процветание не будет доступно стране, в особенности стране молодой как Сибирь, без умственного развития потому, что величайшим двигателем всей человеческой истории было знание. Без знания нет богатой страны, без знания нет свободной страны, без знания нет счастливой страны».
Именно такой же завет пронизывает весь дух «Слов назидания» Абая, и Алихан Букейханов позднее сделал его одним из важнейших в своих статьях на страницах газеты «Казак». Идеи Абая уже на основе собственного опыта сконцентрированы как важнейший элемент национальной идеи в подготовленной под руководством А.Н.Букейханова Программе партии «Алаш», в частности в её IX разделе «Развитие науки и просвещения».
А тогда, по возвращении в Омск, он в кругу своих сверстников не раз вел речь о научном и культурном творчестве Ч.Валиханова и его контактах с Ф.М.Достоевским. И, конечно, о потрясающих по глубине содержания «Записках из мертвого дома», книге, буквально пригвоздившей к позорному столбу эпоху правления Николая I. Омская интеллигенция из уст в уста пересказывала оценку работы Герценом: «Записки» подобны «надписи Данте над входом в ад»: это «Мертвый дом» Достоевского, страшное повествование». Там, в Омске, в рамках своей подготовки к участию в работе по проекту «Азиатская Россия» как научный работник и член географического общества А.Букейханов часто контактировал с известным военным топографом А.А.Александровым. На исходе ХIХ-го столетия этот талантливый специалист, провел обследование рельефа местности в Семипалатинской и Семиреченской областях, районах озер Балхаш и Зайсан. Его «съемки» помогли установить зоны кочевий казахских родов Среднего и Старшего жузов, а также определить возможные районы промышленного развития, в том числе и в рамках проекта железной дороги Петропавловск — Спасский завод, увидевшего свет
в 1912 г.19
Позднее, в начале 30-х гг. ХХ-го столетия профессор С.П.Швецов в своих публикациях подтвердил высокое качество описания Алиханом Букейхановым территорий кочевий казахских родов. Мы видим в этом плоды содружества настоящих исследователей, где научный изыск одного труженика науки дополняется вкладом другого.
Работать преподавателем в Лесном училище Алихану Букейханову довелось недолго. Оно, как уже говорилось, по распоряжению свыше было переведено в Кокчетав, но часть педагогов зачислили в состав научно-исследовательской экспедиции профессора Ф.А. Щербины20, которому Министерство земледелия Российской империи поручило провести экономико-статистическое изучение региона Степного края.
Естественно, что в силу сочетания своих служебных и научных интересов сотрудником данной экспедиции стал и Алихан Букейханов. Целых семь лет, с 1896 по 1903 годы, длилось не знавшее прецедента поистине детальное изучение хозяйственно-экономической и культурной жизни населения значительной части казахских земель. Российская наука дала властям представление о Сибири и казахской степи. Но распоряжением всесильного министра внутренних дел В.К.Плеве, который посчитал, что нужно сосредоточиться на том, как сохранить опору помещика -крестьянскую общину, работа комиссии была прекращена в 1903 г. В период своего участия в научных экспедициях и работы над отчетами Алихан Нурмухамедович в 1902 г.. женился. Его избранницей стала коренная сибирячка Ольга Яковлевна Севастьянова. А в 1903 г. родилась дочь Лиза. Спустя семь лет появился сын Октай (Сергей).
Материалы комиссии после их обработки издавались отдельными выпусками на протяжении пяти лет (1903-1907 гг.), главным образом в виде обзоров по отдельным уездам, и составили 21 том. Но если Плеве сорвал одну задумку Витте получить представление о новых районах развития страны, то министр финансов тут же частично отыграл свое, продвинув решение об изучении местностей, прилегающих к железной дороге. Была организована экспедиция экономического обследования территорий вдоль Сибирской железной дороги (от Челябинска до Байкала) под руководством С.П.Швецова. В её состав в качестве научного сотрудника, уже зарекомендовавшего себя как социолога, экономиста, статистика и специалиста лесного хозяйства, тут же был приглашен Алихан Букейханов.
Работа в составе экспедиции позволила ему получить детальное представление о состоянии казахского общества на рубеже ХIХ-ХХ веков. Среди многих тем, обративших на себя внимание талантливого исследователя, были положение в кочевом и полукочевом аулах, овцеводство, занятость и т.д. Но вместе с тем Алихан на материалах собственной родословной обращается к выяснению роли казахской знати. Таковыми стали статьи о переписке хана Букея и его потомков, о бумагах Аблай-хана и других деятелей степной элиты. Конечно, главный научный подвиг Алихана Нурмухамедовича той поры — XVIII том издания «Россия. Полное географическое описание нашего Отечества». Том был почти целиком посвящен Казахстану. Самому Алихану Нурмухамедовичу принадлежит раздел «Распределение населения киргизского края по территории, его этнографический состав, быт и культура». Автор раздела дал краткую характеристику культуры казахского народа, на материалах «народной литературы» и анализе поэмы «Козы-Корпеш и Баян-Сулу».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.