Просмотров: 542

Астана — символ Казахстана

astanaСтолицы — это не только центры политической власти, но и символы государств и, более того, символы эпох и цивилизаций. Очевидно, что в эпоху образования региональных и континентальных союзов каждому континенту необходимы объединяющие символы и центры. Так, символами современной единой Европы могут быть названы столицы Европейского Союза Брюссель и Страсбург, города, объединяющие германскую и французскую культуры. До образования ЕС символическим центром Европы был Рим, столица Римской империи, на обломках которой возникли главные европейские государства. Затем Рим стал резиденцией духовного владыки Европы папы римского и, таким образом, символом Западноевропейской цивилизации. Столицей и символом Южноамериканского содружества наций стал перуанский Куско — бывшая столица могущественной инкской империи, завоеванной испанскими конкистадорами. У евразийских цивилизаций также есть свои символы -города и столицы. Например, Мекка — центр и символ ислама, Куфу — центр и символ конфуцианства, Иерусалим -центр и символ иудаизма… Но у всей Евразии пока такого центра — символа нет. Каким должен быть город, чтобы стать символом самого большого континента, насчитывающего тысячи прекрасных городов, как древних, так и молодых? По-видимому, это должен быть главный город государства, столица, потому что столичные города лучше всего воплощают в себе дух и знаки эпохи. Далее, эта столица должна находиться вблизи географического центра Евразии, поскольку символизм географического центра играет важную роль в объединении разрозненных пространств в единое целое. И, наконец, это должна быть молодая столица, не отягощенная многовековыми национальными и культурными смыслами, которые, придавая ей локальное своеобразие, в то же время не могут выразить и представить весь евразийский континент во всем его многообразии. Поэтому символизм этой столицы должен быть не узконациональным, а универсальным. Самым лучшим кандидатом на такой универсальный общеевразийский символ может стать столица Казахстана Астана. Вобрав в себя самые разные подходы в области строительства и архитектуры, Астана кажется на первый взгляд стилистически хаотичной. Но внешняя стилистическая хаотичность Астаны, возводимая по проекту японского архитектора Кисё Курокава, имеет глубокий смысл. Вырастает город, не похожий ни на какие другие города, вобравший в себя образы всего мира: от египетских пирамид до мусульманских минаретов, от буддистских пагод до футуристических ландшафтов мировых городов, от китайских дворцов до юрт кочевников. Как сказал американский географ Шонин Анакер, хаос Астаны — это не «стилистический хаос Пекина и Гонконга, который развивался за многие годы как результат спорадических волн внутренних и внешних инвестиций, стилистический хаос Астаны — продукт государственного замысла. Это искусственный, мобилизованный государством хаос». Поэтому такой хаос имеет глубокий смысл, этот хаос — Протей, вместилище всего, где каждый народ и каждая культура будут находить свой родственный образ и смысл.
Символизм Астаны отразил дух первых объединителей Евразии тюрков. «Дух номадизма, экспансия все новых и новых пространств воплотились в архитектурном облике новой столицы. Астана практически не скована какими-либо границами, кругом простираются степи; имеет возможности бесконечного роста; является идеальным местом для воплощения смелых архитектурных проектов знаменитых архитекторов мира».
Важно отметить, что в основе градостроительной концепции Астаны лежит философия симбиоза Курокавы, которая призвана преодолеть противостояние природы и города, техники и человека, что очень важно в эпоху экологического кризиса. Согласно Курокавы, город — это не просто территория с красиво размещенными зданиями и проложенными улицами, а живой организм, который должен гармонировать с природной средой.
Таким образом, родившаяся в центре Евразии, на границе тысячелетий и на границе смены исторических эпох, Астана, вобрав в себя лучшие достижения многотысячелетней архитектуры, стала символом Казахстана и символом обновления и единства Евразии.
У многих великих столиц есть свой миф. Заметим, что термин миф нужно понимать не в вульгарном значении чего-то нереального, фантастического, а так, как понимают миф современные философы — как универсальную форму познания мира и программу развития. Почему одни столицы умирают, не успев родиться, другие живут века, а третьи приобрели славу вечных столиц? По-видимому, мало основать столицу, нужно, чтобы у новой столицы была своя неповторимая символика, свой миф, своя программа развития на столетия вперед. Миф столицы складывается и развивается постепенно. Семантика мифа столицы зависит от географии и геополитического положения данной страны, истории, культуры и языка того или иного народа, его творческого потенциала, компендиума его национальных символов и смыслов. Название мифа, состоящее из несколько ключевых слов — понятий иногда рождается сразу вместе со столицей, иногда позже через десятки лет, когда начинает выясняться роль и значение новой столицы в жизни народа и государства. Часто миф столицы создают ее основатели. Хотя миф столицы называется очень кратко, эта краткость, как зерно, таит в себе огромную энергетику, которая с годами раскрываясь в пространстве и времени наполняется новыми смыслами и значениями. Остановимся на мифах некоторых великих столиц: Рима, Киева, Санкт-Петербурга и Москвы.
Миф Рима называется «вечный город». Впервые так назвал Рим поэт Альбий Тибулл (I век до н. э.), когда Рим, основанный по преданию в 753 году до н.э., уже очень долго был столицей Римской республики, а затем империи. После крушения империи в середине V века и захвата Рима варварами, миф о «вечном городе» умер, но вскоре снова возродился и наполнился новым содержанием, когда Рим стал резиденцией главы крупнейшей в мире католической церкви, духовным центром католиков.
Основатель Киевской Руси Олег, поселившись в Киеве, назвал его «матерью городов русских». В дальнейшем Киев действительно явился центром древнерусской цивилизации, материнским городом для многих городов Киевской Руси. Затем миф Киева потерял свое значение. Будет ли он возрожден снова и каким новым смыслом наполнятся его ключевые понятия?
Итальянский знаток искусства Франческо Альгаротти в первой половине XVIII века назвал Санкт-Петербург «окном в Европу»: «Петербург- это окно, через которое Россия смотрит в Европу». Этот образ, как нельзя лучше выразивший замыслы Петра Великого, можно назвать мифом северной столицы, сохранивший свое значение до нашего времени. До сих пор Санкт-Петербург остается самым европейским российским городом, проводником европейской культуры на огромные просторы России.
Миф Москвы называется «Москва — третий Рим». Остановимся на нем немного подробнее. До XV века Москва считала себя покорной дочерью византийского патриарха, и Константинополь стал в глазах русских вторым Римом. Падение Константинополя в 1453 году было понято русскими как Божья кара за отпадение от веры. Но если «Второй Рим» погиб, подобно первому, то с ним ещё не погибло православное царство, потому что оно никогда не может погибнуть. «Первые два Рима погибли, третий не погибнет, а четвёртому не бывать» так сказал старец псковского Елеазарова монастыря Филофей (первая пол. XVI в.), который и может называться творцом мифа «Москва — третий Рим». Этот миф должен пониматься не только в империалистическом смысле, но и в сакральном: «Москва — как оплот высшей правды». С переносом столицы России в Санкт-Петербург миф Москвы, казалось, стал умирать. Но с приходом к власти большевиков буквально сразу после переноса столицы России из Петрограда в Москву в марте 1918 года миф «Москва — третий Рим» получил новое рождение и новые смыслы: «Москва — столица III Интернационала», столица мирового коммунистического движения, город будущего (вариант Небесного Иерусалима и Города Солнца). В современном мире миф Москвы теряет свое имперское, но не сакральное значение. Москва остается крупнейший центром православия, оплотом «истинной веры».
В наше время, когда ход истории протекает гораздо быстрее, чем 100 и 200 лет назад, Астана уже в самом начале своего рождения получила от своего основателя президента Н.А.Назарбаева миф, названный — Сердце Евразии. Сердце — это очень глубокий образ, имеющий богатую символику. Сердце — это и середина и центр, это и самая важная часть тела, это и душа, это и двигатель, начало всего, это и нечто близкое, дорогое. Во многих религиях сердце — эмблема истины, совести и моральной смелости: храм или трон Бога в исламской, иудейской и христианской религиозной мысли; божественный центр или атман и третий глаз трансцендентной мудрости в индуизме; бриллиант чистоты и сущность Будды; центр понимания в даосизме. Таким образом, сердце — это символ, объединяющий все религии, все народы и все культуры. Только еще один город на планете имеет миф, связанный с символикой сердца. Это древний Иерусалим, который называют Сердцем мира и городом трех религий. И пусть народы и государства великого континента часто еще не понимают друг друга, пусть на земле то здесь, то там еще загораются огни войн, великая мечта о единстве и братстве народов Европы и Азии, рожденная сначала в душе Александра Великого, а затем в душах великих основателей тюркско-монгольских империй, в душах мыслителей и поэтов не умерла, а продолжает жить и обретать новое дыхание, новые символы и образы. И самым ярким таким образом и символом будущего единения является молодой и растущий город посреди евразийской степи по имени Астана.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.