Просмотров: 1 007

Археология Казахстана до 1917 года

Первые сведения об археологических памятниках Казахстана известны давно. Еще средневековые ученые, историки и географы, путешественники писали об увиденных ими лично или же известных по слухам необыкновенных предметах, изображениях, о развалинах городов и селений, существовавших задолго до современных им событий. Знаменитый среднеазиатский ученый рубежа X и ХГ вв. Абу-Рейхан аль-Бируни писал, что «в стране кнмаков есть чудесный источник пресной воды; там — следы ног, рук с пальцами и колеи человека: следы ребенка и копыт осла». Есть и другие записи о находках древности, которые несут вполне конкретную информацию, И чем ближе к нашему времени, тем обильнее и разнообразнее ноток сведений.
В изучении прошлого Казахстана важную роль сыграли указы Петра I об отношении к древним раритетам, их описании и сборах, а также мероприятия, предпринятые по его инициативе для изучения Сибири и Казахстана. В 1707 г. по указанию Петра I сын тобольекгоо боярина С. Ремезов составил «Чертежную книгу Сибири». В ней, наряду с данными географического порядка, сосредоточены сведения об археологических памятниках казахских степей. Известный исследователь Казахстана Г. Н. Потанин писал, что в «Атласе Ремезова» отмечены места древних городов и построек: на правом берегу Каратала, правого притока Тургая— «град пустой»; на левом берегу Йшима, между реками Тесиргор и Тылкара— «город каменный»; на реке Сары-су— «мечеть» без собственного имени; на Иртыше—«мечеть Булганата и мечеть Талмас-Ата»; а также приведены надписи, обнаруженные в долине Черного Иртыша и в горах Тарбагатая. Следующие по времени интересные сведения по археологии содержатся в отчетах первой академической экспедиции 1733 г. в Сибирь, возглавляемой академиком Г. Ф. Миллером. В составе экспедиции работали известные ученые Л. Делаклоер, И, Фишер, геодеэистк А. Красильников, А, Иванов, М, Ушаков.
Археологическое изучение Казахстана продолжила вторая академическая экспедиция в 1768—1774 гг., организованная с целью изучения истории, географии и этнографии народов Поволжья, Урала, Сибири и Казахстана. В экспедиции участвовали выдающиеся ученые того времени П. С. Паллас, И. П. Фальк, И. Г. Георги, П. И. Рычков, X, Барданес, В отчетах и трудах этих ученых содержится много сведений о памятниках далекого прошлого казахского народа. П. И. Рычков в своем капитальном сочинении «Топография Оренбургская» охарактеризовал встреченные им древние рудники, места выплавок медных, свинцовых и оловяп-пых руд.
Интересные материалы содержатся в дневнике поездки 1771 г, по Тургайским и Ишимским степям Н. П. Рычкова. Он был поражен видом громадных курганов в долине реки Кара-тургай- «…Огромное кладбище древних народов осыпано просто землей и поднято в вышину более 15 сажен, окружение же около 135 саженей»1. Н. П. Рычков предположил, что «курганы воздвигнуты в честь какого-нибудь скифского царя или героя»,
В первой половине XIX в. в России усиливается интерес к природным богатствам Центрального и Восточного Казахстана, Геологи, горные инженеры в своих маршрутах обращали внимание и на древности, описывали их, делали зарисовки и таким образом увеличивали запас сведений о памятниках этих районов.
Горные инженеры Г. Гене, В. Ф. Герман, И. П. Шанган не только фиксировали обнаруженные древности, но и пытались дать им историческое объяснение. С 1822 по 1841 п\ в степи побывали видные ученые своего времени А, Гумбольдт, Г. Розе, Г, С. Карелин, А. И. Шренк. Значительный интерес для истории археологии представляют работы Г. И. Спасского, Он пытается определить происхождение культуры степных племен и дать типологию памятников.
К середине XIX в. таким образом был накоплен значительный материал по археологии, главным образом, Центрального, Северного и Восточного Казахстана. Конечно, для этого времени нельзя говорить о подлинно научном изучении археологических памятников. Можно констатировать лишь факт первичного накопления сведений, зачастую случайных, полученных не в результате целенаправленных исследований, а большей частью попутно в связи с геологическими, географическими исследованиями, путешествиями, топографическими съемками. Нельзя серьезно говорить и о раскопках. Некоторые ученые пытались раскапывать курганы, но, не владея еще методикой раскопок, не всегда понимали цели, задачи и занимались накоплением вещей. Однако факты регистрации памятников, их картирования, фиксация — налицо, и в этом направлении была проделана большая и ценная работа. Многое из того, что было сделано в этой области, не утратило своего значения до сих пор.
Со второй половины XIX в. общий рост и развитие археологии России положительно сказались к на изучении памятников Казахстана. Древности казахской степи привлекают внимание Археологической Комиссии, Исторического музея, Московского археологического общества и других центральных научных учреждении.
В связи с образованием Туркестанского генерал-губернаторства в составе Сырдарьинской (Туркестанской) и Семиреченской областей усиливается интерес к новому краю, в том числе к его прошлому. Крупнейший русский востоковед В. В. Бартольд писал: «Образование Туркестанского генерал-губернаторства на некоторое время… вызвало в крае оживленную научную деятельность. Главной целью было изучепие края в географическом, естественно-историческом и статистическом отношении, но были приняты меры и для изучения быта населения и его прошлого»1.
Интересные и важные заметки об археологических памятниках Семиречья и истории этого края оставил выдающийся казахский ученый Ч. Ч. Валиханов. Оп описал городище Талгар, Чингильдинские развалины,
В 1862 г. начинает археологические работы в Казахстане В. В. Радлов, с именем которого связаны первые проведенные на научной основе раскопки погребений бронзового века в окрестностях Семипалатинска. В 1866 г. им же проведены раскопки около Павлодара, и в 1809 г.— в Семиречье, в районе села Тургепь. В. В. Радлов предложил классификацию и периодизацию памятников северо-восточного Казахстана и Сибири. Историю культуры этих районов оп делил на периоды: медный и бронзовый век, древнейший, железный век, новейший железный век и раннее средневековье. Труды В. В. Радлова являются важным шагом вперед в развитии археологии Казахстана.
В 1867 г. по поручению Археологической Комиссии известный русский востоковед П, И. Лерх исследует Туркестанский край. Он осмотрел развалины сырдаринских городов Саурана, Сыганака, побывал па ряде городищ Таласской долины, произвел раскопки на городище Джанкент. Но раскопки П. И. Лерха сводились в основном к извлечению вещей. Однако в своем отчете о поездке П. И. Лерх показал путь к научному изучению средневековых городищ. Кроме регистрации, тщательного описания встреченных памятников, он дал выборку письмспных известий о них, анализ и комментарии к этим извлечениям. Сопоставив сведения из письменных источников и свои археологические находки, он отождествил развалины с конкретными историческими городами. По разрешению Археологической Комиссии в 1884 г. Ф. Д. Нефедов проводит раскопки в Тургайской степи, в 1889 г. Э. Ю. Петри и С. Н. Назаров — в Северном Казахстане, А. Н. Харузии — в Западном: Казахстане, Н. Н. Пантусов — в Семиречье, Е. Ф. Калъ — в Таласской долине.
Расширение экономических, культурных связей России с Казахстаном, Средней Азией повышает интерес передовой русской интеллигенции к прошлому пародов этих регионов* В 1867—1870 гг. известный русский художник В. В. Верещагин производит раскопки Джан-кепта. Он же сделал множество великолепных зарисовок древностей. Важную роль в изучении и популяризации памятников старины сыграли также художники О. В. Вележаев, О. Л, Иванов, Н, Знаменский, писатель А. К. Гейне, известный географ А. А. Федченко.
Горячим поборником изучения истории и культуры народов Средней Азии и Казахстана был В. В. Стасов. «Стыдно будет,— писал он,— если мы узнаем среднеазиатское искусство не по тем материалам, которые у нас под руками, а по материалам, свезенным иностранцами из Средней Азии в Париж, Лондон или Берлин», В. В. Стасов неоднократно подчеркивал ценность туркестанских археологических памятников, их уникальность и призывал к раскопкам и изучению их. В одной из своих статей он высказал великолепную мысль: «…Отчего старому городу около Джаикента не быть нашей Помпеей!». Тем самым он ставил памятники Средней Азии и Казахстана в один ряд с памятниками, вошедшими в арсенал мировой культуры.
Крупным и важным событием в развитии археологии и востоковедепия была командировка В. В. Бартольда в 1893—1894 гг. Им были осмотрены памятники Чуйской и Таласской долин, Иссьтк-Кульской котловины и долины Или. Составлешгый В. В. Бартольдом «Отчет о поездке в Среднюю Азию с научной целью» до сих пор остается образцом исторической информации:, извлеченной из многочисленных письменных источников. Опираясь на них, В. В. Бар-тольд дал историко-топографнчеекий фон исследуемого района, определил перспективные в археологическом отношении памятники и отождествил их с известными средневековыми городами. Это, в частности, можно отнести к Таразу, локализованному В, В, Бартольдом на месте Аулие-Аты (Джамбула). Материалы В. В, Бартольда приоткрыли завесу на историю прошлого народов юга Казахстана и Киргизии.
Исследования советских ученых во многом подтвердили взгляды В. В. Бартольда. До сих пор его «Отчет» остается ценнейшей источниковедческой базой и для современных археологических исследований,
С именем В. В. Бартольда связана организация Туркестанского кружка любителей археологии, созданного в Ташкенте в 1895 г. В кружке объединились представители местной интеллигенции, военные, чиновники, интересующиеся прошлым края, его историей, памятниками архитектуры и искусства. Активными члепами Туркестанского кружка любителей археологии в Казахстане были Н. Н, Пантусов и В. А. Кал-лаур. Члены Туркестанского кружка К. А. Кларе и А, А. Черкасов в 1904 г. провели раскопки на городище Отрар. Они были проведены па методологическом уровне, характерном для того времени, и сводились, главным образом, к небольшим раскопкам и описанию предметов древности. Работы К. А, Кларе и А. А. Черкасова на Отраре в дополнение к общим сведениям письменных источпиков дали новый материал.
Значительную роль в археологическом изучении Центрального, северо-восточного Казахстана сыграли созданные на рубеже XIX и XX веков Западно-Сибирский, Семипалатинский к Оренбургский отделы Русского географического общества, Оренбургская ученая архивная комиссия, активными членами которой были И. Я. Словцов, Ф. Н. Усов, А. Н. Седельников, А, Белослюдов. Подводя итоги археологического изучения Казахстана в дореволюционный период, можно сказать, что исследователями и краеведами была проделана большая работа. Был накоплен богатый фактический материал, в некоторой степени проведена его систематизация. Предпринимались также меры и по охране древностей. Многие из памятников того времени ныне уничтожены, разрушены и единственными сведениями о них наука обязана энтузиазму первых исследователей- Но при этом нужно отметить, что дореволюционная археология Казахстана, так же как и России, не имела методической основы и не получила должного развития. Ее вещеведческий характер очевиден, а на большинстве работ узкого круга любителей археологии и древностей лежит печать дилетантства. Археологические же раскопки носили весьма поверхностный характер, и методики раскопок как таковой не сложилось. Наряду с изученными районами оставались территории, о многочисленных памятниках которых ничего не было известно. Сопоставление проделанной работы энтузиастами дореволюционного периода и проводимыми исследованиями советских археологов ярко отражают картину современных достижений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.