Просмотров: 191

Альтернативные проекты развития Казахстана

Либерально-демократический подход. В рассматриваемый период в Казахстане создавались и действовали общественно-политические силы, которые по ключевым моментам стратегии развития республики находились на тех же позициях, что и руководство страны. Однако по ряду вопросов тактического характера, связанных с осуществлением политических и социально-экономических преобразований, их позиции расходились с официальным представлением. В связи с этим соответствующие объединения в разные периоды своей деятельности выступали в качестве оппозиции к действующей власти.

Народный конгресс Казахстана. Данная партия с самого начала своего создания заявила о поддержке официального политического курса под руководством Президента Нурсултана Назарбаева. В том числе эта поддержка проявилась в отказе лидера НКК Олжаса Су-лейменова от участия в президентских выборах 1991 года. Однако позднее политическая линия партии начала меняться в сторону оппозиционности. Своими политическими приоритетами НКК провозглашал: а) содействие созданию гуманного демократического общества, независимого, правового и унитарного государства, где высшей ценностью признается человек, его жизнь, свободы, неотъемлемые права; б) обеспечение условий для свободного, всестороннего развития человека; в) содействие идейной консолидации общества и укрепление гражданского мира в интересах обеспечения казахстанцам и их будущим потомкам достойной жизни и благополучия [56]. Очевидно, что эта партия была приверженцем либеральных ценностей.

Основные идеологические концепты партии задавал ее бессменный и пользующийся среди соратников непререкаемым авторитетом лидер Олжас Сулейменов. Он, в частности, хорошо осознавал все неоднозначные и сложные процессы в стране, обусловленные объективными факторами развития общества. Так, выступая в преддверии принятия первой Конституции РК, Сулейменов утверждал следующее: «Общество наше политически пассивно, правово необразованное и не готово понять в полной мере значение термина «Основной закон» [57]. В связи с этим он считал, что значительная часть казахстанцев податливы любому политическому влиянию хоть слева, хоть справа и способны реагировать чувственно только на «самые поверхности, доступные усредненному восприятию символы», особенно национальные.

Таким образом, лидер НКК осознавал низкий уровень восприимчивости казахстанского общества к основным ценностям и атрибутам либерализма и демократии. Более того, он фактически признавал их слабую конкурентоспособность в тот период, в частности, перед идеями и лозунгами этноцентристского характера. В связи с этим Олжас Сулейменов признавал необходимость укрепления государства и его органов как одного из наиболее важных условий развития Казахстана в постсоветских условиях. Показательными в этом отношении были его слова о том, что «.. .в переходный период сильная президентская власть становится единственной альтернативой хаосу и бесхозяйственности в материальном производстве и общественной жизни» [58].

Вместе с тем лидер НКК возлагал на государство ответственность и критиковал его представителей за различные моменты в развитии страны. К примеру, он утверждал, что независимость и демократия не наполнены реальным и доступным всеобщему понимаю содержанием. Более того, в результате «пустых обещаний», «чиновничьего саботажа» и «намеренного торможения реформ» эти и другие новые политические ценности, по его мнению, стремительно «девальвируются». В этих условиях Сулейменов, в частности, выступал за формирование на многопартийной основе двухпалатного парламента, демократических партий парламентского типа и конструктивной оппозиции в качестве сдерживающих факторов возможной «абсолютизации власти». Относя свою партию к конструктивной оппозиции, он говорил, что значение последней состоит «… не в противостоянии с законной президентской властью, а во взаимном поиске наиболее приемлемых решений на пути к гражданскому согласию, законодательным инициативам, способствующим созданию новых, сбалансированных государственных институтов» [60].

Нельзя не отметить также позицию Олжаса Сулейменова по национальному вопросу. Приводя в пример практику деятельности национал-радикальных сил в Грузии, Молдове и Таджикистане того времени, лидер НКК заявлял о том, что национализм не является выходом из тупика, а интересы любой отдельно взятой нации нужно решать только сообща. В связи с этим возглавляемая им партия позиционировала себя как народная и отстаивающая интересы человека, а не каких-либо отдельных наций или классов.

В то же время Сулейменов демонстрировал свою приверженность вопросам национально-культурного возрождения казахского народа. Особенно это касалось казахского языка, который, по оценкам лидера НКК, применялся в 20 профессиях, тогда как русский язык — в более чем 100 [61]. В связи с этим он выступал за неуклонное восстановление и развитие казахского языка, освоение новых сфер его применения и интеграцию в мировое сообщество.

Наиболее заметным в рассматриваемый период стал доклад Олжаса Сулейменова, озвученный 29 октября 1994 года в ходе IX пленума Центрального координационного комитета партии Народный конгресс Казахстана. Прежде всего, оценивая развитие постсоветских республик, он обратил внимание на то, что «Идеи социального и национального реванша получили опасное развитие в целом ряде государств, вызвав кровавые конфликты, некоторые из коих не затихают и по сегодня» [62]. На этом фоне самым главным достижением суверенного Казахстана стало то, что он избежал подобных крайностей в своем развитии. При этом на данное обстоятельство, на взгляд лидера НКК, повлияли следующие ключевые факторы:
1) традиции интернационализма, воспитанные в казахстанском обществе десятилетиями;
2) отсутствие широкого развития в республике национального радикализма при сбалансированном этническом составе населения республики, когда ни одна национальность не имела подавляющего количественного превосходства над всеми;
3) правильная, в нужные моменты жесткая и компромиссная политика руководства республики, не допустившая паралича власти и, как следствие, хаоса и распада.

Тем самым Сулейменов выразил свое согласие с провозглашенным и проводимым руководством Казахстана курсом на обеспечение политической стабильности и межнационального согласия в стране. Он также выдвинул тезис о необходимости сохранения определенной преемственности власти в переходные годы, выделив в этом плане те постсоветские республики, где сохранение у власти прежних партийно-государственных руководителей не допустило «националистических революций» и позволило этим странам встать на «путь эволюционного преобразования национального уклада» [63]. В связи с этим лидер НКК отдал должное Президенту РК Нурсултану Назарбаеву, охарактеризовав его как опытного и многообещающего политика, способного выбрать нужное направление для общества.

Вместе с тем на момент своего выступления Олжас Сулейменов считал, что переходный период, по крайней мере, в России и Казахстане уже завершается и, в частности, в этих странах «в самых общих чертах» проведена политическая реформа [64]. Общей логикой такого вывода было фактическое признание смены приоритетов в процессе развития Казахстана с политических аспектов в сторону социально-экономических. В связи с этим лидер НКК выразил несогласие партии с экономической политикой казахстанского правительства. В частности, он отметил в своем докладе такие негативные моменты и последствия деятельности последнего, как отсутствие преемственности в развитии экономики и социальной сферы, следовании правительства республики во многом навязанной извне политики так называемой «шоковой терапии», проведение деколлективизации сельского хозяйства с негативными последствиями для этой отрасли, отдачу приоритета не производству, а коммерции, отсутствие четкой стратегии развития малого и среднего бизнеса и т. д.

«Правовое развитие Казахстана». Заметную активность в рассматриваемый период проявила группа депутатов Верховного совета РК 12-го и 13-го созывов, выступивших в июне 1993 года с инициативой создания Партии правого развития Казахстана. Правда, в конечном итоге они ограничились созданием общественного объединения «Правое развитие Казахстана» (ОПРК). Лидерами данного объединения являлись Виталий Воронов, Александр Перегрин и Виталий Розе. Они и их соратники выступили с рядом идей и инициатив по конституционному строительству, формированию местного самоуправления, реформе избирательной системы, развитию экономики и т. д. Примечательно, что, выдвигая идеи и инициативы по сути либерально-демократического характера, рассматриваемое объединение и его лидеры вместе с тем фактически представили собственную идеологию в лице концепции правового развития. По мнению Виталия Воронова и Александра Перегрина, любые вопросы развития общества и государства, включая экономическую реформу, социальную защиту, национальную политику и т. д., могут рассматриваться только с позиции права, и в первую очередь прав человека.

Такую позицию они обосновали тем, что большая часть различных проблем в обществе связана с неисполнением и нарушением законов, а также преобладанием силового, а не правового, пути решения соответствующих проблем. В связи с этим основными задачами создаваемой парламентариями партии должны были стать: а) предание гласности фактов правонарушений властей и организация судебных исков по ним; б) требование отставки дискредитирующих власть чиновников и другие способы влияния на государственную кадровую политику; в) правовая защита пострадавших от чиновничьего произвола; г) контроль за законностью действий государственных служащих — от работника ГАИ до министра [71].

Ключевые же тезисы концепции правового развития в обобщенном виде выглядят следующим образом:
1. Развитие любого общества является прогрессивным, когда в нем по возможности учитываются все присутствующие в данном обществе интересы. Неправомерным будет путь, при котором интересы значительных общественных групп подавляются. Такой путь является регрессом, поскольку все нереализованные и подавленные интересы будут стремиться к реализации, но криминальными методами. С этой точки зрения проводимые действующей властью изменения являются не реформами, а именно регрессом. В пользу этого свидетельствуют такие негативные процессы в казахстанском обществе, как небывалый рост социальной напряженности и преступности.
2. Нет цели, которая оправдала бы регрессивный путь развития. Издержки, которые приходится нести обществу, намного превышают иллюзорные и неустойчивые приобретения.
3. На данном этапе развития общества наилучшей моделью общественного устройства является демократическая, когда установление норм осуществляется избранной народом законодательной властью (что обеспечивает сближение «юридического» и «социального» понятий права), а неуклонное соблюдение этих норм — политическим контролем народа за исполнительной властью и независимым судом. При этом ссылки на опыт других государств, добившихся успехов с помощью диктатуры, зачастую некорректны.
4. Изменения, проводимые в Казахстане в настоящее время, игнорируют интересы подавляющего большинства населения, реализуя интересы небольшой группы людей, стоящих у власти. Поэтому ужесточение режима правления с целью ускорения официального курса отбросит страну назад, направив ему на неправовой и тупиковый путь развития.
5. В Казахстане имеются предпосылки для проведения истинно правовых преобразований, направленных на реализацию интересов каждого казахстанца. Прежде всего это конституционно закрепленный демократический принцип построения государственной власти. К тому же разруха, до которой довел государство проводимый действующей властью курс, делает политически неизбежным изменение этого курса. При этом очень важно, чтобы смена курса была не декоративной, а истинной.
6. Для осуществления правовых преобразований должно быть осуществлено оптимальное обобщение норм по уровням государственной власти. Так, президент должен быть носителем наиболее обобщенной идеи развития государства на период осуществления своих полномочий. При этом данную идею санкционирует народ во время президентских выборов. В связи с этим важен альтернативный характер данных выборов, поскольку на них выбирается не столько личность, сколько направление развития страны.

В этих условиях парламент принимает законы в меньшей степени обобщенности. Еще менее это касается подзаконных актов, принимаемых президентом и правительством. Кроме того, для демократически развивающихся стран важна децентрализация власти в форме либо федерализма, либо местного самоуправления.

Социал-демократические варианты. В рассматриваемый период на политической арене республики действовали два крупных объединения, которые выражали свою приверженность ключевым ценностям и идеям демократического социализма. Это, во-первых, Социал-демократическая партия Казахстана (СДПК), созданная в 1990 году на волне противостояния с партийно-государственной системой бывшего Союза ССР. Во-вторых, Социалистическая партия Казахстана (СПК), ставшая правопреемницей бывшей Компартии Казахстана. В силу этого социалисты находились в более привилегированном положении, чем социал-демократы. Они, как уже отмечалось выше, имели свои фракции в двух последних созывах Верховного совета. А один из лидеров СПК Петр Своик входил в состав правительства в качестве председателя Государственного комитета по антимонопольной политике. Социалисты. Своей целью Социалистическая партия Казахстана провозглашала формирование общества социальной справедливости, свободы и солидарности людей. Она также декларировала приверженность гуманным, социалистическим ценностям и выражение интересов людей труда, создающих материальные и духовные ценности общества [80]. Важным социальным условием проводимых в республике реформ социалисты считали сотрудничество и партнерство всех слоев и групп общества. В политическом отношении они выступали за подлинную демократию с ее ключевыми атрибутами (правовое государство, разделение властей, политический плюрализм и т. д.).

Вместе с тем СПК признавала в условиях переходного периода основным гарантом стабильности сильную государственную власть, ограниченную в своих правах законом. В связи с этим она поддерживала формирование «вертикальной президентской структуры». Одновременно с этим социалисты выступали за формирование многопартийности и института политической оппозиции. Как следовало из их программы: «Власть без оппозиции грозит обернуться диктатурой бюрократии. В постоянном диалоге власти и оппозиции мы видим важный инструмент выработки эффективной политики, отвечающей интересам Казахстана и его народа» [81].

Нужно отметить, что одним из ключевых идеологов и ньюсмейкеров СПК выступал сопредседатель, затем секретарь партии Ерму-хамет Ертысбаев. В частности, в своем докладе на состоявшемся 14 марта 1992 года XIX съезде СПК он четко обозначил идеологические основы партии. Социализм представлялся им в качестве самостоятельной общественно-экономической ценности, реализуемой в разных странах через демократические и гуманистические начала, а также контроль общества над экономикой с помощью государства. В связи с этим Ертысбаев призвал отказаться от идущих со времен СССР представлений о социализме как первой фазе коммунизма и рассматривать его альтернативу коммунизму [82].

В условиях Казахстана реальное движение к социализму идет, по мнению лидера Соцпартии, через реформы в экономике. При этом результаты данных реформ должны обязательно ощущаться населением. По словам Ертысбаева, «Если завтра у пенсионеров на столе появится мясо — это и будет движением к социализму. Если завтра широко развернется приватизация и у трудовых коллективов появится заинтересованность в производстве товаров народного потребления — это и будет движением к социализму. Если завтра у нас станет много состоятельных и богатых людей, выплачивающих налоги, на которые можно будет содержать беднейшие слои населения — это и будет движением к социализму» [83].

Ертысбаев также выразил в своем выступлении поддержку партии курса Президента РК Нурсултана Назарбаева на реформы в экономике и политике. Но при этом он дал понять, что социалисты будут критиковать правительство за ошибки и провалы в процессе реализации данных реформ. Вместе с тем по мере государственного строительства и укрепления позиций Главы государства и подчиненной ему вертикали исполнительной власти социалисты прибегли к достаточно жесткой оппозиционной риторике в оценке данных процессов.

Оценивая принятую первую Конституцию РК, Ермухамет Ертысбаев утверждал, что она дает громадные полномочия исполнительной власти в лице Президента, Кабинета министров и местных администраций. На его взгляд, это проявлялось в следующем: «Здесь и жесткая вертикаль в исполнительно-распорядительных органах, и прямое назначение на должности, и освобождение от должностей Президентом. Все это, в сущности, означает сосредоточение власти в руках узкого круга людей» [84]. В связи с этим и другими критически оцениваемыми им положениями Конституции РК решение большинства депутатского корпуса Верховного совета по ее принятию он назвал выполнением «заказа» госаппарата.

Примечательно, что если сам Глава государства считал действующую Конституцию документом, ограничивающим его возможности и полномочия в управлении страной, то Ертысбаев видел в ней чуть ли не инструмент, способствующий «приватизации власти» новой номенклатурой. В связи с этим лидер социалистов категорически был против усиления исполнительной власти без аналогичных мер в отношении законодательной и судебной властей. Взамен этому он ратовал за торжество формулы «сильный Президент — сильный парламент». Правда, при этом Ертысбаев предполагал, что депутаты будущего парламента не станут блокировать президентские реформы. Хотя последующее развитие политических событий в стране продемонстрировало обратное. Самороспуск Верховного совета РК 12-созыва, депутатом которого он был, Ермухамет Ертысбаев воспринял как инспирированный исполнительной властью и антиконституционный по своей форме и содержанию. В связи с этим он утверждал о том, что, во-первых, характерной чертой современного Казахстана становится правовой нигилизм, пронизывающий не только общество, но и структуры власти, и выражающийся в «попрании» не только отдельных законов и президентских указов, но и Конституции РК. Во-вторых, отсутствие государственного механизма, где функции государства четко распределены между дееспособным парламентом, подконтрольной исполнительной властью и независимой судебной системой, «…является, на наш взгляд, одной из причин углубляющегося социально-экономического кризиса в Казахстане» [85].

В преддверии парламентских выборов 1994 года и участия Соцпартии Казахстана в них довольно интересной была оценка Ер-тысбаевым политических сил, выступающих как потенциальными конкурентами, так и союзниками социалистов. Их он разделил на следующие группы:
1. Национал-консерваторы, к которым относятся практически вся государственная бюрократия и связанная с ней финансово-промышленная элита со своей фактической партией Союз «Народное единство Казахстана» (СНЕК). Основную ставку, по словам Ертысбаева, они делают на эксплуатацию идеи национального государства, нарушение прав человека препятствие развитию многопартийности, введение фактической цензуры в большинстве СМИ и использовании государственной собственности в своих интересах.
2. Национал-радикалы, включая как казахских, так и русских этноориентированных организаций, поднимающих вопросы национального характера.
3. Национал-либералы (Народный конгресс Казахстана, Конгресс предпринимателей и т. д.), стремящиеся объединить идеи национального государства и рыночной экономики. Хотя Ертысбаев и не согласился с попытками такого объединения в силу того, что подлинный рынок не имеет границ, тем не менее в представителях НКК он видел потенциальных партнеров для своей партии в будущем Верховном совете. По крайней мере, национал-либералы для социалистов были в этом плане предпочтительнее двух предыдущих политических сил.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.